«Выход из бедности начинается в голове»

23 Май 2016

Комментарии

Off
 Май 23, 2016
 Off
Категория Cтатьи

На недавно прошедших выборах депутатов Палаты представителей Национального собрания РБ, по данным окружных избирательных комиссий, за брестчанку Галину Дребезову отдали свои голоса 10334 избирателя, или 18 процентов от принявших участие в голосовании. Больше в Бресте только у тройки победителей — по всем трем округам.

 Считают: популярности юриста-практика с 30-летним стажем во многом способствовало то обстоятельство, что в информации о кандидате указывался ее годичный заработок: более 40 млн рублей в год (1600 долларов в месяц. — Ю. Ш.). Те, кто голосовали за Дребезову, надеялись, что она поможет им зарабатывать так же много, зная, как выйти из экономического кризиса. Ведь уже более 5 лет Галина Владимировна работает антикризисным управляющим на неблагополучных предприятиях Беларуси.

 Мы попросили Галину Владимировну поделиться своими суждениями о богатстве и бедности:

— Думаю, для нашей страны, как ни для какой другой, подходят слова, сказанные еще Маргарет Тэтчер: «Богатство страны не обязательно строится на собственных природных ресурсах, оно достижимо даже при их полном отсутствии. Самым главным ресурсом является человек. Государству лишь нужно создать основу для расцвета таланта людей». Беларусь небогата такими природными ресурсами, как газ и нефть, золото и алмазы, но богата иным ресурсом — трудолюбивым и образованным народом.

По данным ООН за 1996 год, белорусы обладали одним из самых высоких уровней интеллекта в мире. Но, несмотря на умственное развитие, у белорусов, согласно тем же данным, оказался самый низкий уровень принятия решений. Получается, что мы как страусы, зарываем голову в песок, уходим от решения проблем, считая, что их за нас решит какой-то «дядя». В этом и заключается парадокс. А ведь известно, что выход из бедности должен начинаться в голове, наши проблемы за нас никто не решит. Что касается бедности, то существует такая притча. Когда началась революция 1917 года, барыня спросила у горничной: «Машенька, что там на улице происходит?» Та отвечает: «Революция, барыня!» «Чего же хотят эти люди?» — «Они хотят, чтобы не было богатых». На что барыня ответила: «А мой дед, декабрист, свою жизнь отдал за то, чтобы не было бедных». Вот и мой жизненный принцип такой: бедных быть не должно.

Бедность недопустима, потому что ставит человека в унизительное положение. Но зачастую бедными люди бывают не потому, что они не хотят работать. Наши люди не могут зарабатывать достаточно, потому что наши законы не всегда разумны и справедливы. Молодые и здоровые люди должны зарабатывать хорошо, но у них нет такой возможности. Для того, чтобы эта возможность появилась, необходимо установить разумные правила игры, которые регулируются законами. Эти правила должны служить для развития талантов людей, для их самовыражения как на рабочем месте, так и в общественной жизни, не ограничивая при этом их свободу волеизъявления и принятия решений. Законы не должны создавать много ограничений и должны быть понятны обывателю, а не только профессионалу.

Я мечтаю о времени, когда все принятые законы будут основываться на принципах, согласно которым все неясности в законодательстве будут толковаться в пользу граждан а, а не чиновников. Отношения в обществе должны регулироваться не инструкциями и иными актами, как происходит в настоящее время, а Конституцией и законами, принятыми высшим законодательным органом — Парламентом. Именно эта моя мечта и явилась толчком к тому, что я приняла решение баллотироваться в Палату представителей.

Я не получила значок депутата, но благодарна своим коллегам, своей команде, избирателям, которые меня поддержали и голосовали за меня. Как сказал один молодой человек: «Буду голосовать за Дребезову, потому что она много зарабатывает». Он понимает, что, если я и подобные мне, кому незачем думать о своем кармане, окажутся в парламенте, они будут думать, как всем заработать деньги. Мой заработок зависит от заработка всех. Я хочу, чтобы все зарабатывали хорошо. Не могу сказать, что 41 млн рублей в год — это высокий заработок для высококвалифицированного специалиста.

Специальность антикризисного управляющего — не очень доходная специальность. Вознаграждения по каждому делу назначаются хозяйственным судом. Откровенно скажу: если бы я получила все, что мне назначено судом, мой доход был бы значительно выше, чем он есть. Несопоставимы суммы начисленные и реально полученные мною. Некоторые дела антикризисные управляющие ведут фактически бесплатно.

Многих интересует: можно ли зарабатывать много и честно? Можно! Для этого порой приходится работать не 8, а 13-14 часов в сутки и без выходных. Необходимо постоянно повышать свою квалификацию. Я имею лицензию на оказание юридических услуг, а также лицензию антикризисного управляющего. Ко мне обращается достаточное количество клиентов. Так сложилось, что мне достаются наиболее трудные дела по банкротству.

Примером тому является дело, которое я веду по брестскому унитарному производственному предприятию «Лари-Транс» Белорусского общества инвалидов. В отношении него в августе 2003 года по определению областного хозяйственного суда было возбуждено дело о банкротстве. Меня назначили временным управляющим предприятия, а после окончания трехмесячного периода — управляющим, то есть руководителем предприятия. По всем правилам оно подлежало ликвидации. На момент возбуждения производства по делу о банкротстве существовала кредиторская задолженность в сумме 218 млн рублей, в том числе 36 млн рублей — перед бюджетом. Но ввиду того, что учредителем является общество инвалидов и что многие из них нашли тут для себя рабочие места, мною было принято решение о санации (оздоровлении) предприятия. Хозяйственный суд поддержал это решение. По определению суда в марте этого года предприятие признано экономически несостоятельным и до 1 сентября 2005 года утвержден план его санации (оздоровления). Срок санации может быть продлен еще на один год.

Я за него не получила ни рубля: что взять с банкрота? Это предприятие — одно из самых сложных в моей практике.

Я нашла добросовестных партнеров, которые передали мне свое оборудование в безвозмездное пользование. На производстве работает 20 швейных машинок. Еще 10 установлено, но мы их еще не подключили из-за недостатка  средств для наладки, восстановления электропроводки, установки розеток. Сейчас в «Лари-Транс» работают 78 человек, из которых 44 инвалида, трудившихся там раньше. Мы наладили выпуск продукции из давальческого сырья: швейных изделий (костюмов, платьев и т.д.) и пакетов для упаковки. Выплачиваем текущие платежи и налоги. Люди регулярно получают зарплату. Говорить о рентабельности производства еще не время. Но если будут взысканы платежи с ненадлежащих патнеров, то долги будут покрыты.

Общество инвалидов обратилось в горисполком с просьбой о передаче площадей, на которых находится предприятие, в собственность общества инвалидов или в долгосрочную аренду с правом проведения ремонтных работ за счет арендной платы. К сожалению, если такое решение горисполкомом принято не будет, предприятие придется ликвидировать, а людей отправить на улицу. Я очень надеюсь, что решение органов исполнительной власти будет принято с учетом интересов людей с ограниченными возможностями.

Думаю, что город не останется равнодушным к судьбе инвалидов, которые работают на УПП «Лари-Транс». Очень надеюсь на поддержку местных властей в том, что предприятие инвалидов должно жить и развиваться и что люди с ограниченными возможностями не останутся без работы.

Юрий Шапран, «Вечерний Брест», декабрь 2004 г.

Comments are closed.