В долговой яме. Вернут ли дольщики «Облика» свои миллионы?

23 Май 2016

Комментарии

Off
 Май 23, 2016
 Off
Категория Cтатьи

27 января с.г. судья областного хозяйственного суда Людмила Леванчук объявила, что в деле о банкротстве ООО «Облик» завершён трёхмесячный защитный период и открылось конкурсное производство. Антикризисным управляющим этой строительной компании, как и прежде, осталось ОДО «Дребезова и партнёры».

Корреспондент «БК» встретился с заместителем директора ОДО Галиной Дребезовой после одного из судебных заседаний.

– Как возникло дело о банкротстве ООО «Облик»?

Заявление о банкротстве в хозяйственный суд Брестской области в октябре 2011 года подал один из кредиторов «Облика». Задолженность перед этим кредитором превышала сумму 60 000 евро, и расчет по исполнительным листам не производился в течение года.

В ходе исследования доказательств в суде выяснилось, что в отношении должника были также возбуждены исполнительные производства на сумму свыше 5 млрд. рублей, в том числе 2 млрд. рублей — по задолженности перед дольщиками, около полумиллиарда — по задолженности по заработной плате своим работникам. 21 октября 2011 года судом было принято решение об экономической несостоятельности ООО «Облик» и начале процедуры банкротства.

– Насколько мне известно, ещё до этого ООО «Облик» само обращалось в хозяйственный суд области с заявлением о банкротстве, но суд его не удовлетворил. Не знаете, почему?

Как мне известно, ООО «Облик» на момент подачи заявления не провело досудебного оздоровления. Реальный его план не был разработан. В начале 2010 года, как свидетельствуют данные анализа, у «Облика» был шанс провести досудебное оздоровление и спасти предприятие. Но, видимо, у его руководства такого стремления не было. Никто не мог заставить ООО «Облик» сделать это — ни суд, ни горисполком, а только воля и желание руководства. Своим шансом они не воспользовались.

– В хозяйственном суде Вы говорили, что за три месяца защитного периода – с октября по январь – фактически удалось поработать всего 20 дней. С чем это было связано?

Мы встретили огромное сопротивление со стороны должностных лиц ООО «Облик». Например, так и не смогли получить от учредителя и генерального директора фирмы Николая Климука полную информацию о финансово-хозяйственной деятельности, которую от него истребовали. Ни штатного расписания с зарплатой и надбавками работников, ни списка дольщиков с уплаченными ими суммами… Нам никто не передал по описи имущество.

Мы вынуждены были сами искать имущество и документы. Так, одно из помещений, где находилось имущество «Облика», было вскрыто

в присутствии сотрудника Ленинского райотдела внутренних дел, без представителя должника.

Когда в связи с невыплатой заработной платы в защитный период увольнялся начальник службы маркетинга, который работал с дольщиками, и мы попросили передать нам всю информацию как на бумажном носителе, так и на электронном, он заявил: «Мне не выплатили зарплату, поэтому всю информацию я забрал с собой». Представьте, сколько сил и времени нам нужно сейчас затратить, чтобы восстановить эту информацию.

На момент установления защитного периода офисные помещения, в которых располагался «Облик», были переданы банку в счет погашения задолженности. Стоимость офиса на момент передачи превышала 1 млн. долларов.

Генеральный директор ООО «Облик» (он же и основной учредитель общества — 98 % доля в уставном фонде) Н. Климук передал нам лишь печать «Облика». От передачи остальных документов и имущества отказался. Имущество мы принимали сами, без его участия. Из документов по финансово-хозяйственной деятельности нам удалось получить лишь бухгалтерскую отчётность по форме С1. Местонахождение остальных установить не смогли. Тогда направили письма в правоохранительные органы с просьбой установить и привлечь к ответственности лиц, виновных в сокрытии и уничтожении документов, но результатов пока никаких.

Ответ из УДФР по Брестской области, полученный в конце 2011 года, обескуражил: мол, так как уголовное дело в отношении Климука приостановлено, ваше заявление будет приобщено к материалам этого уголовного дела после того, как оно будет возобновлено.

– В то время, когда строительная компания уже дышала на ладан и рабочие месяцами не получали зарплату, Николай Климук затеял судебную тяжбу по выплате ему зарплаты в 36 миллионов рублей. Как Вы это оцениваете?

Решение о выплате ему такой суммы было принято в самом «Облике», на заседании комиссии по трудовым спорам. Мы писали ему письма, чтобы он отозвал решение этой комиссии из суда, но он отказался. Полагаем, что действия Н.Климука нельзя считать разумными и добросовестными по отношению к своему трудовому коллективу.

А что было делать тем рабочим, благодаря которым директор получал в месяц зарплату в 6 млн. рублей, из которых 80% занимала доплата за «интенсивность работы»? В то же время забота руководителя и никого другого – обеспечить людей работой и зарплатой. А он пошёл с требованием в суд выплатить ему заработную плату. К кому он, по сути, предъявил такое требование, к самому себе как учредителю и директору компании? У суда общей юрисдикции не было выбора, кроме как возбудить исполнительное производство на основании решения КТС, но прокурор вынес протест – признать решение комиссии по трудовым спорам ООО «Облик» незаконным. И Климук так и не получил те миллионы рублей.

– Какое положение дел Вы обнаружили в строительной компании по истечении защитного периода?

Мы установили, что на предприятии числится около полсотни человек, многие из них находились в отпуске без сохранения заработной платы.

В защитном периоде нами проведен анализ финансового состояния и платежеспособности и представлено заключение в суд. Согласно нашему заключению, «Облик» является неплатежеспособным и не в состоянии рассчитаться по своим обязательствам.

Правда, дольщики заявили на судебном заседании, что заключение неполное. В соответствии с законодательством управляющим в период конкурсного производства будет проведен более глубокий анализ, в том числе и сделок. И по результатам этого анализа судом будет приниматься окончательное решение.

– Хватит ли у строительной компании активов, чтобы погасить долги?

Нет. Потому что по балансу активов насчитывается всего на 5 млрд. рублей.

В свою очередь, строительной компании должны около 700 млн. рублей. А долги «Облика», заметьте, без дольщиков на момент возбуждения конкурсного производства составляют 15 млрд. рублей. Задолженность по зарплате его работникам – 417 млн. рублей.

– В чём задачи конкурсного производства, какие документы и к какому сроку Вы должны подготовить?

Мы обязаны подготовить реестр требований кредиторов к концу апреля. Требования должны подаваться нам в двухмесячный срок с момента публикации в «Вестнике Высшего Хозяйственного суда» (он выходит ежемесячно) объявления об открытии конкурсного производства в деле о банкротстве «Облика», которое пока не опубликовано. Без заявлений мы должны включить в реестр только тех, кому «Облик» задолжал зарплату, а по результатам исследований сделок подготовить заключение, установив причины возникновения неплатёжеспособности.

По результатам конкурсного производства управляющий делает вывод: данное предприятие является экономически неплатёжеспособным, но его можно оздоровить — или ликвидировать? В первом случае вводится процедура санации, план которой представляется собранию кредиторов, во втором случае – процедура ликвидации.

Должна сказать, что очень важна роль собственника в лице Н.Климука в принятии решения о санации. Только в том случае, если собственник готов предоставить управляющему разумные и обоснованные предложения по оздоровлению, санация возможна. Что касается собственника «Облика», то, как и говорила выше, сегодня у него отсутствует и отсутствовало желание спасти предприятие. В экономике слова «мы можем это сделать», без указания как, за счет каких ресурсов, ничего не значат. А то, что у собственника есть только слова, а нет действий, свидетельствует такой факт: с 8 ноября, т.е. через 2 недели после установления защитного периода, он ушел в отпуск, и отпуск у него закончился 15 января. Мы узнали об этом лишь в суде 19 декабря, когда Климука отстранили от исполнения обязанностей генерального директора.

– Из каких источников тогда придётся выплачивать дольщикам?

Из конкурсной массы. Расчеты с кредиторами, в том числе и дольщиками, производятся за счет имущества должника, которое формирует конкурсную массу. В конкурсную массу входят денежные средства, движимое и недвижимое имущество, финансовые вложения. И самый большой камень преткновения — это то, что в конкурсную массу должны быть включены не объекты недвижимости, а та доля в строящихся объектах недвижимости, на которые отсутствуют договора долевого строительства.

Дольщики недовольны такой ситуацией и обвиняют нас в том, что мы необоснованно ставим вопрос о включении этой доли в конкурсную массу. Но ведь вне зависимости, кто будет управляющим, изменить эту ситуацию он не вправе. Для её изменения необходимо изменить законодательство или принять судебный акт. Поэтому мы обращаемся к дольщикам с просьбой, чтобы они заключили договоры с опытными юристами на представление их интересов и решали свои вопросы законным и цивилизованным путем.

– По действующему законодательству на сегодняшний день дольщики являются кредиторами пятой очереди. Что это значит?

Это значит, что очередь до них может просто не дойти, так как в первой очереди числятся те, жизни и здоровью которых причинён вред; во второй – кредиторы по зарплате; в третьей – обязательные платежи в бюджет, фонд соцзащиты, соцстрах; в четвёртой – обязательства, обеспеченные залогом, то есть банки, а в пятой очереди – все остальные, в том числе и дольщики.

Сейчас в парламенте рассматривается новый законопроект об экономической несостоятельности (банкротстве), куда областной хозяйственный суд направил свои предложения, обосновав общественными интересами, по включению дольщиков в число кредиторов третьей очереди. Кстати, по российскому законодательству они уже там. В Департаменте по санации и банкротству Минэкономики родилась и другая идея – инициировать по этому вопросу специальный указ президента.

Пользуясь случаем, хочу обратиться через газету ко всем дольщикам: просим оказывать посильное содействие в получении информации о том, какие экономические отношения сложились в ООО «Облик».

Юрий Шапран, "Брестский курьер", февраль 2012

Comments are closed.