О бедном банкроте замолвите слово...

23 Май 2016

Комментарии

Off
 Май 23, 2016
 Off
Категория Cтатьи

На страницах «Зари» уже рассказывалось об ОАО «Березовский комбинат силикатных изделий», акционеры которого вполне осознанно пришли к решению об объявлении его банкротом. Вернуться к теме еще раз заставили многогранность и важность проблемы. Комбинату угрожала полная остановка, а это означало бы, что 530 человек окажутся на улице. Нужно было срочно принимать меры…
В сентябре 2002 года долги комбината превысили 2,5 млн. долларов, порядка 600 млн. рублей составила задолженность по налогам, за потребленную энергию — 300 млн. Долги накапливались годами, а предприятие давно «сидело» на картотеке. Едва появлялись деньги, их сразу же забирали в счет погашения долгов. Уже успели позабыть то время, когда заработная плата выплачивалась своевременно. И это при том, что Березовский комбинат силикатных изделий является предприятием, у которого основное сырье для производства газосиликатных блоков собственное. Поблизости от города находятся большие и хорошие по качества запасы известняка. казалось бы, есть наиважнейшее условие для успешной работы, но КСИ, каких в республике не много, фактически оказался в долговой яме.
Председатель Брестского областного хозяйственного суда  В.С. Колбик вспоминает, как в начале осени в его кабинете появилась юрисконсульт Березовского комбината силикатных изделий Ирина Карпович. Она, рассказав о положении дел на предприятии, поинтересовалась, какие документы необходимы для объявления предприятия банкротом. Вскоре их представили, и, как говорится, лед тронулся…
Комбинат можно было сразу продать, в этом и видел выход главный его кредитор — ПРУП «Брестоблгаз». Но Березовский КСИ относился к градообразующим предприятиям. Местная власть была заинтересована, чтобы в отношении комбината нашли другое решение. В результате пришли к выводу, что за восемь лет он сможет рассчитаться с прежними долгами. Гарантом в деле выступил райисполком. Для этого был разработан план санации, над которым четыре месяца трудился управляющий по делу о банкротстве. Кредиторами он, кстати, так и не утвержден. Причина понятна: им, конечно, хотелось, чтобы долги вернули сразу. На судебном заседании были рассмотрены доводы обеих сторон и принято решение об утверждении плана санации. Именно хозяйственный суд сказал окончательное слово.
Что же изменилось на предприятии после введения процедуры санации? По представлению департамента по санации и банкротству Министерства экономики РБ суд назначил в качестве управляющего Галину Владимировну Дребезову, которая незамедлительно приступила к своим обязанностям. В результате на расчетном счете предприятия появились деньги, стала выплачиваться зарплата. Продукция нашла своего потребителя. Комбинат, выпускавший ранее около 1745 тонн газосиликатных блоков в месяц, увеличил этот показатель почти в четыре раза и имеет реальную возможность вскоре выйти на десятитысячный рубеж. Практически сохранена численность работающих.
Предприятие, которое дышало на ладан, стало достаточно быстрыми темпами выходить из кризиса. Этому, несомненно, способствует неуклонное выполнение плана санации.
— Первым делом избавились от всех лишних расходов и стали экономить буквально каждый рубль, — говорит управляющий КСИ Г.В. Дребезова.  — Чего здесь только не было! Зачем-то держали лошадей и конюхов для ухода за ними. В связи с создавшимся положением отказались от строящейся квартиры и отдали ее нашему основному кредитору в счет погашения долгов. Теперь необходимо как можно скорее решить вопрос о передаче общежития, потому что расходы на его содержание огромны. Посмотрели, что в столовой питается от силы человек десять, и ликвидировали ее. Да, социальная сфера страдает, но иного выхода нет. Значительно уменьшили транспортные расходы, отказавшись от услуг автобазы. Известковый карьер находится в 25 километрах от комбината, поэтому они довольно велики. Привлечение предпринимателей обходится на 20 процентов дешевле. Установили электросчетчик, что позволяет сократить расходы на энергоресурсы в целом. Введение автоматизированной системы бухгалтерского учета дало возможность ежедневно иметь свежую информацию и принимать оперативные решения. Строящуюся печь для извести, которая, по сути, являлась бездонной ямой для списывания средств, дополнительных налогов, передали в ведение министерства… Печь эта была супердолгостроем, начатым в советские времена. Для завершения ее строительства требуется еще около 3 млрд. рублей, которых на комбинате, конечно, нет. Да и строить ее целесообразнее было вовсе не здесь, а в Малорите, где месторождение известняка куда богаче. Но, как это нередко делалось в прежние времена, дали финансирование тому, кто добежал быстрее.
На предприятии принято решение совсем отказаться от бартера. здесь считают, что введенная в республике по отношению к бартеру жесткая позиция вполне оправдана. На него и так уповали слишком долго. На памяти многих работников комбината времена, когда с ними рассчитывались простынями да пододеяльниками. А ими ведь семью не накормишь…
— Первое время люди приходили и просили в счет заработанного выдать им блоки, — продолжает Галина Владимировна. — Не верили, что своевременно получат зарплату, сейчас успокоились. Пока не могу сказать, что заработная плата высокая, но выдается без задержек. В апреле планируется ее рост на 10 — 15 процентов. Бартер же только создает дополнительные трудности. Здесь до сих пор лежат на складе неликвиды, полученные в результате таких операций. Освободившись на время от старых долгов, новых мы не допускаем ни в коем случае.
Может создаться впечатление, что за столь короткий срок на комбинате решены все проблемы. Однако это не так.
— Очень старое у нас оборудование, — делится наболевшим главный инженер КСИ Н.В. Жук. — В прошлом году предприятию исполнилось сорок лет, а известковая печь работает  с момента его открытия. Ее изношенность составляет все 100 процентов. Практически в таком состоянии оборудование в цехе производства газосиликатных блоков — износ около 70 процентов. Много раз планировали начать модернизацию производства, но не было средств. Нет их и сейчас, хотя наметились значительные подвижки в вопросе реконструкции. Есть еще целый ворох проблем: не хватает тары  для упаковки извести, огромная энергоемкость производства и многое другое. Но коллектив работает и получает зарплату  — и это главное.
— Люди на комбинате замечательные, — подхватывает Галина Владимировна. — Производство большое, сложное, трудятся рабочие в тяжелых условиях, но мы смогли найти общий язык. Информация о том, что происходит на предприятии, доводится до всех. Без этого нельзя, все должно быть предельно открыто.
— Важно, что в сложившихся обстоятельствах предприятием управляет человек, не проживающий в Березе, — считает главный инженер. — Цель управляющего — выработка главной стратегии. Появляется на комбинате она раз в неделю, ежедневно звонит, требует отчета о выполнении намеченного. А сидеть здесь, разбирая жалобы и дрязги, вовсе ни к чему.
— Не всех специалистов устраивали новые условия работы и жесткое требование добросовестно выполнять свои обязанности, — продолжает Николай Васильевич. — Мы вряд ли смогли бы от них избавиться, если бы Галина Владимировна не взяла решение этого вопроса на себя.
Что сегодня больше всего мешает работе комбината и его управляющего? Наиболее негативное воздействие оказывает нестабильность налогового законодательства. Ни для кого не секрет, что нередко увеличивают налоги задним числом, не давая тем самым возможности заложить их в цену продукции, а это прямые убытки. И никого при этом не волнует, как объяснить партнерам, с которыми заключены контракты, почему внезапно поднимаются цены, которые в результате становятся неконкурентоспособными. Возмущает хозяйственников больше всего даже не жесткость системы, а именно нестабильность. Препоной становится и, скажем так, «совковый» принцип назначения вознаграждения управляющему за его работу. Если он ведет только одно предприятие, то не сможет даже покрыть свои издержки. За возникновение же в период его руководства убытков управляющий несет ответственность своим имуществом. Работает при этом в контакте и под контролем хозяйственного суда, регулярно отчитываясь о положении дел на комбинате.
Стоит сказать, что в данном случае Березовский КСИ — это, скорее, исключение из правил. Введенная санация позволила оздоровить комбинат по той причине, что у него мощный потенциал, есть собственное сырье, сохранился коллектив, квалифицированные специалисты. Обычно, когда предприятие оказывается у роковой черты, вопрос состоит лишь в том, как цивилизованно провести его ликвидацию: обеспечить сохранность имущества, произвести расчет с работниками, с кредиторами.
— В областной хозяйственный суд в прошлом году поступило около 100 заявлений о признании субъектов несостоятельными, — говорит его председатель В.С. Колбик. — В настоящее время в производстве находится 78 дел о признании банкротами предприятий различной формы собственности. Особенно абсурдная ситуация просматривается в вопросе процедуры банкротства так называемых отсутствующих должников. Как правило, основанием обращения инспекций Министерства по налогам и сборам с заявлением о возбуждении процедуры банкротства отсутствующего субъекта хозяйствования служит наличие задолженности перед бюджетом. Практика показывает, что ее суммы небольшие, порядка 75 — 100 тысяч рублей — госпошлина, взысканная судом по ранее рассмотренному делу о ликвидации предприятия. Есть ряд важных объектов, которые государство не должно упускать из своих рук ни при каких обстоятельствах. Но в подавляющем большинстве случаев нужно принимать меры сразу. объявления предприятия банкротом бояться не стоит. Другое дело, что руководители некоторых из них порой упорно его избегают по той простой причине, что в ходе ведения этой процедуры неизбежно выявится истинная причина, по которой предприятие оказалось в столь бедственном положении. Думается, стоит уделять самое пристальное внимание кадровой политике. Нередко, к сожалению, бывает, что довел до ручки руководитель одно предприятие, глядишь, а вскоре он уже «рулит» в другом. Итог такой ротации, как правило, плачевен.

Алла Ковалева, » Заря», апрель 2003 г.

Comments are closed.