Между Венесуэлой и Камбоджей

23 Май 2016

Комментарии

Off
 Май 23, 2016
 Off
Категория Cтатьи

Оценки международных экспертов по поводу влияния коррупции на белорусское общество сильно расходятся с данными официальных правоохранительных структур

Беларусь признана самой коррумпированной бывшей советской республикой после Узбекистана. В рейтинге «Индекс восприятия коррупции», составленном международным общественным движением Transparency International, наша страна соседствует с Венесуэлой, Республикой Конго, Камбоджей и Бангладеш. Исследованием были охвачены 163 страны. Беларусь, заняв 155 место, вошла в десятку государств с самыми благоприятными условиями для развития коррупции.

Результаты данного исследования мы попросили прокомментировать члена экспертной группы международной антикоррупционной сети Transparency International юриста Галину Дребезову:

– Рейтинг коррумпированности рассчитывается так: предпринимателей, менеджеров и экспертов из различных стран мира спрашивают о всевозможных недокументированных платежах чиновникам и о прочих формах коррупции.

Индекс может находиться в диапазоне от 0 до 10. Ноль означает наивысший уровень распространения коррупции, а десять – ее полное отсутствие. Оценка менее пяти баллов означает, что уровень коррупции в стране высокий, а оценка менее трех баллов говорит о чрезвычайно высоком уровне коррупции. Беларусь набрала менее двух балов.

– Но, если обратиться за статистикой коррупционных правонарушений в прокуратуру или Следственный комитет, наверняка получим сведения, подтверждающие низкий уровень коррупции в нашей стране. Возьмем для примера цифры по прошлому году: лишь 1,5 % от всех преступлений, совершенных в Брестской области, имеют коррупционную направленность. Как все это согласуется с объявленным рейтингом?

– Проблема не только Беларуси, но и всех постсоветских стран: уровень распространения коррупции здесь отождествляют с количеством возбужденных уголовных дел или посаженных в тюрьму взяточников. Но это, с точки зрения международной оценки, не есть основной критерий. Главное ведь не в том, сколько поймали коррупционеров, а в том, чтобы искоренить условия, способствующие развитию коррупции. В их числе отсутствие прозрачности и открытости в работе органов управления.

Особенно это проявляется в таких сферах, как государственные закупки, дела о банкротстве предприятий с использованием бюджетных средств. По какому принципу назначают антикризисных управляющих? Как они работают? Это остается тайной.

Нашей компании сейчас приходится заниматься делами «Облика». В связи с этим мы создали специальный сайт drebezova.by, где содержится вся информация по этому процессу. Каждый желающий может открыть и посмотреть. Так, я считаю, должны работать все властные структуры. И общественные, кстати, тоже. Чего у нас, к сожалению, пока не наблюдается.

Могу привести еще такой пример. Два года назад президент утвердил республиканскую программу по борьбе с коррупцией. Там есть ряд положений, направленных как раз на обеспечение большей прозрачности в расходовании бюджетных денег. Но эти положения не работают. И ответственности никто не несет.

– А что, на ваш взгляд, необходимо сделать в первую очередь, чтобы Беларусь поднялась в списке стран с высоким уровнем коррупции?
– Вы знаете, этот рейтинг каждый год составляется, и всякий раз мы находимся где-то в конце списка. Так вот, законодательная база антикоррупционная в Беларуси неплохая – это отмечали все специалисты. Но правоприменительная практика опускает нашу страну на самое дно. Главная проблема заключается в том, что чиновники не хотят работать открыто.

К примеру, в Литве, где нашей экспертной группе недавно пришлось побывать, любой гражданин может узнать, сколько зарабатывает тот или иной чиновник, на что он тратит эти деньги, если речь идет о крупных покупках. Чиновники даже самого высокого ранга обязаны каждый год декларировать свои доходы и расходы.

– И это не является вмешательством в частную жизнь?

– Нет, таковы европейские правила. Бюджет обычной семьи является закрытой информацией. Но бюджеты чиновников и их семей абсолютно прозрачны для общества.

– Галина Владимировна, а что вообще означает этот рейтинг? Его публикация на что-то влияет? Вы пытаетесь донести его до общественности, до властных структур?

– Многие страны стремятся к тому, чтобы подняться как можно выше, то есть максимально снизить уровень восприятия коррупции. В Беларуси пока, на мой взгляд, не очень заинтересованы в этом.

Недавно мы вышли на Министерство экономики и попытались разъяснить, что данный рейтинг может повлиять на инвестиции и представляет угрозу для бизнеса, для экономической безопасности государства. Однако нам дали понять, что эта информация им не интересна. Единственный орган власти, где нас хотя бы выслушали, это парламент.

Очень важной нам представляется работа с молодежью. Ведь это самая активная часть общества, которое, на наш взгляд, должно быть заинтересовано в искоренении условий для возникновения коррупции. Но когда мы хотели провести такую встречу в Брестском университете, руководство вуза ответило, что у нас в стране коррупции нет и эта тема вообще неактуальна.

– Как помним, в СССР секса не было…

– Да, здесь примерно та же ситуация. Проще замолчать проблему, чем пытаться ее решить. Тем не менее мы будем использовать все возможные каналы, чтобы разъяснять людям необходимость создания прочных антикоррупционных механизмов. И эта работа должна вестись постоянно, а не в рамках какой-то кампании. Тогда будет результат.

По данным Transparency International:

Самыми коррумпированными странами оказались Гаити с 1,8 балла и Гвинея, Ирак и Мьянма с 1,9. Из постсоветских республик минимальный уровень коррупции отмечен в Эстонии (6,7 балла), максимальный — в Беларуси и Узбекистане (2,1 балла). Россия с 2,5 балла разделила места со 121-го по 129-е, оказавшись в одной компании с Бенином, Гамбией, Гайаной, Гондурасом, Непалом, Филиппинами, Руандой и Свазилендом. Большинство постсоветских республик (кроме прибалтийских) вошли во вторую половину списка, где ситуация в области борьбы с коррупцией признана неблагоприятной — это Молдавия (81 место), Грузия (101), Украина (104) и Казахстан (113). Самыми коррумпированными на просторах бывшего СССР, согласно рейтингу, являются Киргизия (145-е место), Таджикистан (149), Туркмения (150), Беларусь (151) и Узбекистан (155).
Наименее коррумпированными странами в мире с 9,6 балла были признаны Финляндия, Исландия и Новая Зеландия. Кроме того, в десятку стран с самым низким «Индексом восприятия коррупции» (ИВК) входят Дания, Сингапур, Швеция, Швейцария, Норвегия, Австралия и Нидерланды. По мнению специалистов, принявших участие в составлении рейтинга, очень благоприятная ситуация в области коррупции наблюдается в Австрии, Люксембурге и Великобритании — эти страны занимают 11, 12 и 13 места соответственно. Япония, Германия, Франция и Ирландия также признаны некоррумпированными — они занимают места во второй десятке. США фигурируют на 20-м месте наряду с Бельгией и Чили.

Борис Павловский, "Вечерний Брест", май 2012 г.

Comments are closed.