«И работать не дают, и печать сдать некому»

23 Май 2016

Комментарии

Off
 Май 23, 2016
 Off
Категория Cтатьи

Коней на переправе не меняют. А менеджеров можно — решили наши администраторы и на сотнях самых больных предприятий страны в разгар процедуры оздоровления зажгли "красный свет" перед "хирургами": с 19 мая согласно Указу N 508 "О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)" прекращаются полномочия действующих антикризисных управляющих. Шаг беспрецедентный и, по мнению многих практиков, губительный для рыночной экономики, поскольку профессиональных менеджеров-предпринимателей заменят выдвиженцы — госслужащие, изначально лишенные возможности для самостоятельных решений. А как оценивает сложившуюся ситуацию председатель Белорусского общественного объединения специалистов по антикризисному управлению (БООСАУ) Галина ДРЕБЕЗОВА?

            — Больший вред для нашей хромающей пока экономики трудно представить! В процедуре банкротства находятся сейчас около тысячи предприятий, для которых знания и опыт моих коллег абсолютно незаменимы. На пустом месте ведь ничего не возникает, все достается большим трудом. Да, нас можно упрекнуть в каких-то ошибках, промахах, не без этого. Процедура новая, сложная, мы вынуждены учиться на собственных ошибках. И вместо того чтобы учиться с нами, работать сообща, спорные вопросы решать за столом переговоров, властные структуры просто выставляют нас за дверь! Где логика? Какой уважающий себя хозяин так разбрасывается кадрами, которым нет цены?                                     

Тем более, что свою работу в условиях тотальных неплатежей, потери рынков сбыта, жесткого противодействия собственников — особенно тех, кто умышленно доводил предприятия до ручки, — мы делали, уверена, неплохо. И самое главное, по-человечески обходились с рабочими на кризисных объектах. При малейшей возможности старались выплатить зарплату, погасить все обязательства по соцстраху, обеспечить стаж при выходе на пенсию.                               

  — Чем сейчас заняты ваши коллеги, Галина Владимировна? Какое у них настроение?                                                                    

  — Собирают, что называется, чемоданы, концы с концами связывают. А на душе горечь и обида: настраивались ведь работать долго и всерьез. Управляющий — ключевая фигура в реанимации народного хозяйства. Это дело взяли на себя самые квалифицированные юристы, инженеры, экономисты. В надежде сполна проявить свои способности, творческий потенциал они потратили на его освоение время, силы, средства. Не у каждого, кстати, это получилось — лицензии получили менее ста человек. И вот неожиданный финиш.                                             

  Сейчас многие испытывают грусть не от страха потерять работу—мы всегда будем востребованы. Жалко бросать любимое дело на полдороге, неловко перед трудовыми коллективами, которые поверили нам. Уж они-то такого обращения с собой не заслуживают.                                                                   

  — Но и ваше объединение не заслуживает такого обращения. Что вы сейчас намерены предпринять?                                                         

  — Назначили собрание на 17 мая. Пригласили руководителей Высшего хозяйственного суда и департамента по санации и банкротству Минэкономики. Первое, что мы хотели бы услышать: кому сдавать дела? У каждого управляющего масса ценного имущества, оборудования, за которое он отвечает головой.         

  — Разве вы до сих пор не знаете официального преемника?                     

  — Никто не знает. Так торопились нас убрать, что о такой мелочи забыли. А например, у меня под началом винодельческий завод BST в Гомеле. Большой и дорогой завод, его растащат за пять минут по щепкам, если там не будет власти и охраны. Кому его передать? Этот вопрос сейчас мучает всех управляющих. Хорошо еще, если предприятие государственное, а если частное? Собственнику не отдашь, идет же процедура банкротства…                                               

  — А что хозяйственные судьи-кураторы говорят?                               

  — В частных беседах советуют продолжать начатые дела. Но на каком основании? Я юрист и обязана подчиняться только Указу, где четко написано: 19 мая мои полномочия истекают. Норма императивного действия произвольному толкованию не подлежит. Наверное, уже на следующий день как минимум банки не будут признавать наши подписи. А представьте себя на месте партнеров или клиентов, которые еще вчера вели поставки под честное слово управляющего, сегодня вдруг оставленного вне дела и вне обязательств?                                                   

  Короче, получилось как всегда: и работать не дают, и печать сдать некому.   

 Вячеслав СИВАКОВ, обозреватель "НЭГ"

Comments are closed.