Качество под властью формализма

5 Октябрь 2016

Комментарии

0
 Октябрь 5, 2016
 0
Категория Cтатьи
Вопросы, связанные с обращениями юридических лиц в госорганы, до последнего времени оставались наименее разработанными с точки зрения права.

 

К сожалению, документ, который должен был разрешить существующие проблемы, не оправдал ожиданий.

Еще до вступления его в силу 18.01.2008 г. Указ президента РБ от 15.10.2007 г. № 498 «О дополнительных мерах по работе с обращениями граждан и юридических лиц» обратил на себя внимание практикующих юристов. И понятно, почему. Зачастую обращения юрлиц, особенно сложные — требующие, например, разъяснения спорных правовых вопросов — оставались без должного рассмотрения по существу.

В связи с этим принятие указа юристы назвали знаковым событием ввиду того, что законодатель наконец-то признал необходимость принятия в этой области дополнительных мер.

Пробелы заполняют домыслы.

В соответствии с указом обращения юрлиц, равно как и обращения граждан подразделяются на предложения, заявления и жалобы. Как следует из смысла документа, они в случае направления юрлицами должны быть выражены в письменной форме, заверены печатью и содержать необходимые реквизиты.

К сожалению, в указе не говорится о возможности подачи коллективных обращений юрлиц. Правда, и прямого запрета на такие обращения не существует, что все же допускает возможность их рассмотрения по существу.

К обращениям граждан, выступающих в качестве представителей юрлиц, ИП и (или) в интересах этих лиц, должны также прилагаться документы, подтверждающие их полномочия. Однако, по мнению специалистов, данная норма требует доработки. Как поясняет юрист М. Николаев*, буквальное прочтение этой нормы требует приложения к обращению оригиналов учредительных либо иных документов (например, контракта), подтверждающих полномочия руководителя как единоличного исполнительного органа хозяйственного общества (именно оригиналов, а не их копий). «Абсурдность и невозможность реализации подобных требований очевидна, — отмечает юрист, — сохранность таких документов никем не будет гарантирована. Очевидны проблемы и в том случае, когда хозяйственным обществом руководит коллективный исполнительный орган. Но даже если законодатель хотел сказать лишь о необходимости приложения, скажем, доверенности на представление интересов, то они, как правило, не передаются, а лишь предъявляются заинтересованным лицам для подтверждения их полномочий».

Отсутствие перечня и формы документов, подтверждающих полномочия должностного лица на подписание обращения от имени юрлица, констатирует юрист, может породить «необоснованное затягивание рассмотрения обращений, вызванное различным толкованием данного положения указа».

Процедура обжалования.

В отношении формы обращений юрист рекомендует руководствоваться нормами электронного делопроизводства. В противном случае впоследствии может быть предпринята попытка отказать в рассмотрении обращения на основании их несоблюдения.

Обращения подлежат рассмотрению по существу лишь в том случае, если изложенные в них вопросы обращены к соответствующим компетентным органам (их перечень содержится в указе).

Решения местных органов по обращениям теперь могут быть обжалованы в соответствующие вышестоящие органы, а решения последних, в свою очередь, — в судебные инстанции.

Данная норма получила неоднозначную оценку. Так, по мнению старшего советника по юридическим вопросам МФК Валерия Фадеева, по сути, данной нормой вводится предварительное внесудебное обжалование. «На мой взгляд, — отмечает юрист, — это не согласуется с Конституцией, в которой право обращаться гражданам в суд не связано с предварительными внесудебными рассмотрениями». В связи с этим, полагает В. Фадеев, целесообразно было бы рассмотреть вопрос о необходимости проведения судебной реформы в целом. В частности, ввести так называемую «административную юстицию» в том, например, виде, в каком она существует в Германии, где споры граждан с органами власти рассматривают специальные суды. «Насколько мне известно, около 50% дел в таких судах заканчиваются примирением сторон еще до судебных слушаний», — отметил специалист.

На равных правах.

Однако главным новшеством стало то, что обращения юрлиц и ИП, а также обращения, поступившие из редакций СМИ, рассматриваются теперь уполномоченными организациями в порядке, установленном законодательством для рассмотрения обращений граждан, за исключением случаев, когда установлен иной порядок рассмотрения обращений юрлиц или ИП (имеются в виду обращения в связи с получением лицензий, иными разрешительными документами и т. п.).

Прежде всего, это означает безвозмездный порядок рассмотрения обращений, а также установление сроков рассмотрения обращений юрлиц, аналогичных оговоренным законом об обращениях граждан. То есть обращения юрлиц и ИП должны быть рассмотрены не позднее одного месяца со дня их регистрации, а обращения, не требующие дополнительного изучения и проверки, — не позднее 15 дней (если иной срок не установлен законодательными актами РБ). В исключительных случаях срок может быть продлен, но не более чем на 1 месяц, а при необходимости направления запросов в иностранные государства и (или) международные организации — до 6 месяцев.

Немаловажный момент — четкое определение в указе того, что означает рассмотрение обращения по существу: если в результате рассмотрения решены все изложенные в обращении вопросы, приняты надлежащие меры по защите, обеспечению реализации, восстановлению прав и законных интересов автора обращения и в случае рассмотрения письменного обращения его автору дан письменный ответ. В случае, если полученный ответ не удовлетворяет данным критериям, эта норма позволяет обжаловать действия должностных лиц.

Также установлен исчерпывающий перечь оснований для оставления обращений без рассмотрения по существу. Например, если нарушена форма обращения; присутствуют нецензурные либо оскорбительные слова или выражения; текст обращения не поддается прочтению. Кроме того, обращение не будет рассмотрено, если оно подлежит рассмотрению только в порядке судопроизводства, производства по делам об административных правонарушениях, а также в ином порядке, установленном законодательными актами РБ.

Однако даже если ответ действительно получен по существу, необходимо обратить внимание на его правовой статус, особенно когда вопрос касается разъяснения законодательства о предпринимательской деятельности. Как отмечает М. Николаев, следует иметь в виду, что законодательство допускает возможность официального толкования нормативных правовых актов лишь путем издания соответствующих нормативных документов аналогичной юридической силы.

Поэтому даже письменный ответ на обращение не может рассматриваться в качестве официального толкования того или иного положения законодательства, а соответственно ссылка на такое разъяснение при возникновении спорных ситуаций не должна рассматриваться по своей юридической силе как аналогичная ссылке на нормативный документ.

М. Николаев подчеркивает: «В подобных ответах может выражаться точка зрения компетентного специалиста, которая может и не совпасть с мнением иных специалистов, не менее компетентных. Такое положение вещей даже частично не позволяет переложить риск ведения предпринимательской деятельности с субъектов хозяйствования на органы госуправления в части однозначности и правильности применения законодательства и его случайного, неумышленного нарушения».

Когда за лесом деревьев не видно.

Однако, несмотря на, казалось бы, детальную регламентацию, главные проблемы так и остались неразрешенными.

Как отметила в интервью «БР» юрист Галина Дребезова, подробно прописав процедуру обращения юрлиц в госорганы, указ, вопреки ожиданиям, не снял проблем, возникающих с реализацией данного права. «Дело в том, что чаще всего приходится обращаться именно в те органы, со стороны которых допущены те или иные нарушения в отношении заявителя. И, как мы уже неоднократно убедились на практике, ответы на подобные обращения не содержат ответа по существу. Так же, как и ранее, они представляют собой обычные отписки. Почему это происходит? К сожалению, указ устанавливает ответственность должностных лиц не за ответ «не по существу», а за непредоставление ответа как такового. При таком положении вещей, когда чиновник уверен в своей безопасности, рассчитывать на большее не приходится. Правда, существует еще возможность обжаловать ответ в вышестоящий орган, а затем в суд. Понятно, однако, что в этом случае об оперативности получения ответа, которая чаще всего имеет определяющее значение при обращении с запросами, речи уже не идет», — считает Г. Дребезова.

В свою очередь, В. Фадеев среди положительных сторон указа отметил введение дисциплинарной ответственности должностных лиц, а также то, что обращения юрлиц приравняли, по сути, к обращениям граждан. С другой стороны, считает юрист, «по-прежнему прослеживается вертикаль власти. Например, местные органы подотчетны не народу, а вышестоящему руководству».

Также критическую оценку специалиста получил излишний формализм документа: уделяя много внимания срокам рассмотрения, детализации процедуры и т. п., указ практически без внимания оставляет вопросы «качества» ответов на обращения и фактически оставляет возможность отписок. Также не совсем правильно, считает В. Фадеев, отдавать на откуп чиновнику (возможно, именно тому, в адрес которого поступила жалоба) оценку, содержатся или нет в обращении оскорбительные выражения, что позволяет не рассматривать обращение по существу.

«Белорусы и рынок»№7 (791), 18 — 25 февраля 2008

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*